Демин Дмитрий Владимирович

— Дмитрий Владимирович, представьте свою работу, в чем ее важность для гарантии эффективной деятельности органов внутренних дел?

— О важности работы скажу просто. Следственные органы МВД обеспечивают расследование примерно 60% преступлений, проходящих через наше ведомство. Все это разные дела. Какие из них я бы отметил как самые сложные?

Как правило, обыватель для себя выделяет преступления, связанные с убийствами или привлечением к уголовной ответственности высокопоставленных персон. У меня как профессионала другая градация. Наиболее сложные случаи — экономической направленности. Они непросты и в расследовании, и в доказывании.

Свыше 90% таких дел попадают на стол к следователям МВД. Раскрыть подобные преступления под силу только всесторонне развитому, квалифицированному специалисту, знающему тонкости современной экономики.

Наше ведомство берет на себя основной массив работы в части предварительного следствия. Это с уважением констатируют и коллеги из других правоохранительных органов.

— Какие экономические преступления, на ваш взгляд, наиболее ярко характеризуют профессионализм работников ведомства?

— Как правило, характер нашей текущей деятельности во многом определяется социально-экономической ситуацией в стране. Люди массово покупают жилье и ищут возможность увеличить доходы за счет инвестиций. Отсюда множество преступлений в долевом строительстве и кредитно-финансовой сфере.

Только в прошлом году в суды было направлено 29 таких дел. Объемы хищений исчисляются в миллиардах рублей, а число потерпевших — в сотнях и тысячах. Представьте себе, сколь обширны материалы дел. Иной раз они включают в себя сотни томов.

—  Какого рода преступления составляют основной массив работы?

— Во-первых, кражи чужого имущества. Это направление традиционно в лидерах. На второй позиции относительно новые типы преступления, связанные с развитием и широким распространением технологий. Отмечу так называемое дистанционное мошенничество с использованием средств мобильной связи и Интернета.

Такие случаи в криминальной статистике доминируют, и ведомство оперативно реагирует на подобные запросы времени. Как иллюстрация этого — в Главном следственном управлении создано и успешно работает специальное подразделение. Его задача — методическое обеспечение и расследование технологичных преступлений.

Считаю, появление этой структуры дало значительный эффект. При непосредственном участии сотрудников подразделения в суды направлены уголовные дела более чем по 350 преступлениям. Это на 157% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

— Каким образом достигается успешная статистика?

— Где бы я ни работал, всегда ставил перед подчиненными задачи, которые каждому сотруднику помогают быть профессионально успешным. Первое — личная организованность и дисциплинированность, поскольку огромная нагрузка по находящимся в производстве делам не позволяет транжирить время. Второе — никаких шаблонов в действиях. Неординарность и творческий подход — залог успеха расследования. Третье — самообучение и стремление к самосовершенствованию, освоение новых методик и инструментов, повышающих качество работы следователя. Все это позволяет быстро сориентироваться в любой сфере — профессиональной, технологической, экономической.

Аксиома нашей работы: допрашивая подозреваемого, следователь должен разговаривать с ним на равных. Недопустимо «плавать» в теме и рисковать быть обведенным вокруг пальца. Конечно, это бывает сложно, но повышать общий уровень знаний обязательно.

Да, при необходимости ход расследования часто предполагает использование экспертиз с привлечением узких специалистов, профессионалов в определенных областях. Но и сам следователь должен разбираться в том вопросе, который оказался в поле его компетенций.

— Успешное самосовершенствование невозможно без качественного базового образования. В связи с этим вопрос: кто и откуда приходит к вам в службу?

— Следователей готовят и гражданские, и ведомственные вузы. В целом к нам приходят хорошие ребята. Как правило, они имеют неплохую теоретическую подготовку. Практические знания наращиваются уже в ходе работы.

Первое собеседование с новичком всегда провожу сам. Спрашиваю, какой вуз он закончил, и понимаю, в какой сфере у человека лучше подготовка, скажем, в криминалистике, экономике или финансах.

Объясняю: если идете к нам за деньгами, то вы ошиблись. Говорю, что на фоне ряда других структур МВД мы неплохо зарабатываем, например, получаем надбавку за службу в органах предварительного следствия. Но богатым в следствии не станешь.

В целом заработки у нас достойные, об этом позаботилось государство. Правда, было время, люди просто разбегались. Сегодня все иначе.

Обязательно интересуюсь, что мотивировало к выбору профессии. Потому что у нас значительная текучесть кадров. Причина проста: далеко не все выдерживают напряженность работы, большой документооборот и высокую ответственность.

В таких условиях главное - любить профессию. Если это есть, честная работа воздаст по заслугам. У следователей есть реальная возможность строить будущее. Смотрите, молодой человек приходит в возрасте, условно говоря, 20 лет. Еще 20 лет на службе - и можно уходить на пенсию. При этом человек уже стал специалистом, получил огромный опыт и знания, который можно применять и далее. Плюс у него очень неплохая пенсия. И главное - перед ним открыто множество дорог: судейский корпус, адвокатура, гражданская служба в государственных и частных структурах. Масса возможностей. По сути, карьера следователя - это мощный трамплин в будущее. Перед человеком в 40 или чуть больше лет, в самом расцвете зрелости, открываются новые пути, и большинство из них очень перспективны и малодоступны для подавляющей части других граждан.

— Что является важнейшим критерием качества работы следователя?

— Критериев много. Пожалуй, один выделю особо.

Я нацеливаю своих сотрудников на то, чтобы, расследуя дело и определяя его судебную перспективу, они сразу просчитывали, какие сложности могут возникнуть в ходе процесса.

Для нас итог качественной работы - вступление вынесенного приговора в силу. Оправдательный приговор или возвращение дела на доследование является неудовлетворительным результатом. Такие случаи редки. Когда они происходят, не сказал бы, что это становится неким ЧП, но определенно серьезным происшествием.

Каждый такой случай — предмет глубокого анализа. Где недоработали, что не доделали? Важно понять причину прокола и не допустить его в дальнейшем.

— Как передается опыт от опытных специалистов к молодежи? Какую роль в этом играют те, кто честно отслужил и ушел из ведомства?

— Вы имеете в виду, что заслуженный отставник приходит и читает лекции молодежи? Подобного у нас нет. И все из-за того самого трамплина, о котором я говорил. Многие бывшие следователи становятся адвокатами и, таким образом, оказываются по другую сторону баррикад. А зачем им усиливать своего оппонента в суде?

Но знаете, такая конкуренция нас только подстегивает. Состязательность в процессе ведь тоже и обучает, и воспитывает.

Что касается передачи опыта, у нас есть иные инструменты для этого. Главный из них - наставничество. В ведомстве много сотрудников, которые работают 10-15 лет, даже больше. И когда приходит молодой специалист, его закрепляют за опытным старшим товарищем. Он умеет и научить тому, что не дали в вузе, и где-то проконтролировать.

Эта система работает с советских времен. Ничего лучше не придумать.

— Поддерживаете ли контакты с ветеранами службы, которые пережили смену строя, государственной системы?

— Разумеется. Каждый профессиональный праздник поздравляем, приглашаем на торжественные мероприятия. Ветераны — часть нашей истории. А для меня еще и истории личной, семейной.

Мне приятно думать, что мой дед, сейчас ему 93 года, стоял у истоков создания органов предварительного следствия. В 60-х годах он осуществлял дознание в действовавшем тогда Министерстве охраны общественного порядка. А потом стал работать следователем. Так что мне как никому другому известно, как формировалась служба.

В тот период активно развивалась методика криминалистики. Все то, чему сейчас обучают в ведомственных вузах, это наследие 60-х. Тактические приемы проведения следственных действий, опознание, осмотр места происшествия...

Многое пришло к нам из той эпохи. Но самое важное для страны и правосудия - органы следствия позволили более глубоко и качественно расследовать преступления, опираясь на факты и доказательства.

— Когда вы пришли в органы?

— В 94-м, в сложный для ведомства и страны в целом период. Криминогенная и оперативная обстановка была почти критической. Превалировали совсем не те, что сейчас, преступления - вымогательства, убийства, причинение физических повреждений, грабежи, разбои, похищение людей. Сейчас дела по более, скажем так, интеллектуальным составам.

Хотя я закончил специализированное высшее учебное заведение, где уклон делался на криминалистику, многое в работе для меня стало новинкой. Спасибо деду — он помогал развивать практическую базу знаний. Это была реальная школа. Теория теорией, но мнение практика с огромным стажем и опытом в нашем деле незаменимо.

— Вузы и наставничество — хорошо. Но этого, наверное, мало, чтобы всегда обладать актуальными знаниями?

— Безусловно. Поэтому раз в пять лет сотрудник должен проходить обучение на курсах повышения квалификации. Как правило, это происходит на площадках наших вузов и научно-исследовательских институтов. Здесь работники ведомства в течение 2-3 недель получают наиболее важную, самую свежую информацию, жизненно необходимую в работе.

Я сам неоднократно проходил такую учебу. В том числе в Академии МВД и ведомственном НИИ. Есть специализации курсов - по дорожно-транспортным, экономическим преступлениям и так далее. И все это крайне важно. Поэтому я требую, чтобы каждый конспектировал лекции, сохранял на флеш-картах, а затем информация стала доступной всем коллегам.

— Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать современный следователь? Есть ли некие литературные образы, которые близки к идеалу?

— Пожалуй, главные характеристики - интеллект, чутье, интуиция. Еще — концентрация, умение выделить самое важное на каждый текущий момент. Только так ежемесячно можно направлять в суд 4-5 уголовных дел, одновременно ведя 10-15.

Что касается второго вопроса... Холмс, Мегрэ — это замечательные персонажи, но они литературные. Практик-профессионал не может воспринимать их серьезно. Но есть и иные примеры. Например, произведения советского юриста, писателя и киносценариста Льва Шейнина. Его наблюдения о работе следователя и сегодня очень интересны и полезны для дела.

Современные фильмы я не могу смотреть, коробит от непрофессионализма их создателей. Другое дело — ленты советского периода. Самый полезный среди них, безусловно, знаменитый сериал «Место встречи изменить нельзя». Его любят и обыватели, и профессионалы. Это редкий случай. А все почему? Посмотрите, когда идут титры, кто среди консультантов. Там масса заслуженных и авторитетных специалистов.

Поэтому фильм и сегодня является своеобразным учебным пособием по тактике криминалистики. Я говорю об этом вполне серьезно, никакого преувеличения.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России