Омельченко Владимир Александрович

О криминалистах слагают легенды, снимают кино. Расскажите, действительно вы прибываете на место преступления самыми первыми?

По всем канонам раскрытия преступления на место происшествия первыми прибывает следственно-оперативная группа, которая сформирована из ряда сотрудников различных направлений. Как правило, следственно-оперативной группой руководит следователь, либо лицо производящее дознание. В том числе, в обязательном порядке туда должен входить сотрудник экспертно-криминалистического подразделения.

Основные функции, которые эксперт-криминалист выполняет именно на месте преступления – это обнаружение, фиксация, поиск каких-либо следов и вещественных доказательств. Это одна из граней работ эксперта-криминалиста в системе МВД. Ведь помимо того, чтобы что-что найти, обнаружить, изъять и зафиксировать обстановку, необходимо, чтобы потом данные объекты поступили до лаборатории, где сотрудниками экспертных лабораторий с этими объектами проводились различные манипуляции, исследования, экспертизы, которые впоследствии могут помочь и иметь отношение к раскрытию преступления.

Расскажите, у вас достаточно большой опыт работы в органах, когда на место происшествия приезжают криминалисты, они сразу могут определить, куда мог деться преступник, что произошло, либо это длительные лабораторные экспертизы. Как это происходит?

В понятии «раскрытие преступлений» есть понятие «раскрытие по горячим следам» - это в течение дежурных суток. Ну, и соответственно, просто раскрытие преступлений – с использованием различных средств и методов. Здесь подключаются различные методы сыска, в том числе и результаты, которые дают эксперты-криминалисты. Для того, чтобы сразу определить, куда ушел преступник, в первую очередь, пребывая на место преступления, эксперт должен представить  картину происходящего события. Даже когда молодые сотрудники приходят на службу, им советуешь поставить себя на место преступника.

То есть нужно быть психологом?

Может быть, отчасти и да. Когда в голове, как паззл, складывается определенная картина, тогда уже можно говорить о выдвижении каких-либо версий. Если же есть возможность дать оперативную информацию сразу же, то в течение дежурных суток проводится исследование по отдельным направлениям, проверяются картотеки и коллекции, которые у нас существуют. И информация сразу поступает в уголовный розыск. Если же оперативной наработки сразу же не получается, то тогда детально вникаем во все факты, события и объекты, которые изымались с места происшествия, чтобы собрать картину и дать информацию оперативникам, следственным подразделениям, органам дознания.

И вторая часть это, когда очерчен круг подозреваемых лиц, когда произошли наработки и готовятся определенные материалы уголовного дела. Здесь эксперты-криминалисты в обязательном порядке принимают участие для производства криминалистических экспертиз. Если взять по направлениям деятельности, то в настоящий момент в крае проводятся 39 различных направлений. Есть и традиционные, например как дактилоскопия, трасология – наука о следах, исследование холодного оружия, почерковедческие экспертизы. Есть и узконаправленные специальности. Сотрудники, которые работают в экспертном центре, они обладают широким спектром знаний.

Получается, вы должны быть психологами, практически химиками.

Да, это одно из направлений. Невозможно все 39 направлений на одном человеке замкнуть. Для того, чтобы стать экспертом, необходимо иметь специальное образование, пройти соответствующую переподготовку и получить допуск на определенный вид экспертиз и исследований. У кого-то он один-два, у кого-то восемь-девять. Это зависит от того, какие направления по специальному образованию ему близки и по какому направлению он имеет право заниматься той или иной деятельностью.

Расскажите о самых современных видах экспертиз, которые на сегодняшний день еще не на слуху. Ваша работа в тени, расскажите о самых современных видах.

В тени потому, что мы занимаемся раскрытием преступлений, и когда оно расследуется, те люди, которые занимались раскрытием, остаются в тени, и это, с одной стороны, даже хорошо. По направлениям деятельности, как я уже говорил, традиционная криминалистика с давних времен известна. Если взять дактилоскопические учеты, то они применялись еще в 19 веке, и спустя 200 лет их актуальность остается. В нашей дактилоскопической системе, она находится в автоматизированном виде, имеется порядка семи с половиной миллионов дактокарт, и 300 тысяч следов с нераскрытых мест преступлений. Это позволяет нам в автоматизированном режиме проверять все объекты, которые изымаются с мест преступлений.

Из новых направлений – это использование высокоточной лабораторной техники. Сегодня мы применяем хроматографические и спектральные методы при исследовании сильнодействующих ядовитых, наркотических веществ.

Последнее время развитие получают ДНК-исследования, то есть исследование объектов на молекулярном, генетическом уровне. Чем хорош этот метод – практически стопроцентное попадание. Потому что при наличии совпадающих признаков, то есть двойник с определенным набором хромосом, будет один на 60 миллиардов. Численность населения планеты не позволяет существовать такому двойнику.

Насколько дорогой этот метод?

Метод достаточно дорогой, потому что дорогое оборудование, дорогие расходные материалы.

А как часто необходим этот метод?

При раскрытии преступлений вопрос о цене не стоит. Нужно дойти до истины, изобличить преступника. Поэтому государство идет на такие шаги, закупает оборудование, доставляет в территориальные подразделения в системе МВД. В настоящий момент в России из 82 субъектов, более чем в 50 регионах есть лаборатории. В Краснодарском крае таких две лаборатории. Одна непосредственно занимается изъятыми объектами с места преступления, а вторая лаборатория – постановкой на учет лиц, которые находятся в местах не столь отдаленных, то есть осужденных за совершение преступлений.

Есть живые примеры. Когда человек осужден по одной статье, потом мы сравниваем, и выплывает еще что-то. Недавний случай: человек отбывает наказание за наркотики, а оказалось, более 8 лет назад он совершил изнасилование несовершеннолетней. Здесь уже совершенно другая статья и совершенно другое преступление.

В 2017 году было произведено 45 тысяч различных экспертиз. Сколько благодаря этим экспертизам раскрыто преступлений?

Могу сказать, что выводы порядка 22-23 тысяч экспертиз легли в основу положительных решений по определенным делам. Около 50% нашей работы направлено на раскрытие преступлений. Помимо проведения экспертиз, объемный пласт работы – это использование наших криминалистических картотек для раскрытия преступлений.

Интересно, дело педофила-убийцы Бетанова, которого 6 лет искали по всей стране, а он начал свое черное дело именно в Краснодарском крае, шесть лет не могли раскрыть этого человека, он продолжал убийства, которые повергали в шок. Почему так сложно раскрывать подобные дела?

Чем замаскированнее преступление, тем тяжелее сотрудникам уголовного розыска и экспертных подразделений. Тяжелее находить объекты, которые имеют отношение к делу.

То есть маньяки очень хитрые?

Есть изощренные способы совершения преступлений, если человек планировал преступление, он и планировал, как избежать ответственности. Как только у нас появились образцы данного человека, то соответственно и положительные результаты появляются. Сами понимаете, все население России занести в базу невозможно, поэтому в первую очередь мы работаем с лицами, которые представляют оперативный интерес.

В вашей практике есть сложное дело, которое вы до сих пор помните?

Более 20 лет работы, дел очень много. Я начинал практическую деятельность в начале 90-х годов. На моей памяти одно из таких дел, в раскрытии которого я лично принимал участие – было совершено убийство женщины. Для сокрытия преступления ее тело сожгли в русской печке. Сын потерпевшей вернулся из больницы, в которой лежал, не обнаружил матери  и ее объявили в розыск. Спустя полгода после совершения преступления проходили следственные действия, пришлось мне с сотрудниками уголовного розыска исследовать печь, то есть пролазить через трубу. Пепел был рассеян по огороду, между кирпичами был обнаружен фрагмент косточки. Впоследствии по этому фрагменту провели ДНК-экспертизу, тогда это делалось еще в Москве. Было установлено, что это ДНК матери человека, который обратился за помощью к сотрудникам правоохранительных органов. Позже были обнаружены люди, совершившие это преступление. Это один из первых опытов. ДНК-тесты только внедрялись в нашу работу, своего рода ноу-хау в 90-х годах. Прошло более 20 лет, а память слаженной работы остается.

Что спасает в вашей сложной работе, когда вы ежедневно сталкиваетесь с серьезными ситуациями? Может быть юмор, поддержка близких?

Действительно, ситуации бывают различными. Когда выезжаю на место происшествия, как руководитель, стараюсь оказывать поддержку и помощь сотрудникам, которые ежедневно сталкиваются с этими преступлениями. Я думаю, что конечно же хорошие отношения в коллективе и поддержка близких – основополагающие факторы, которые позволяют нам работать.

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России